Проверка слова:  

 

Письмовник

 

Имена и названия

Как склонять фамилии (трудные случаи)

Источник: Н. А. Еськова. Трудности словоизменения существительных. Учебно-методические материалы к практическим занятиям по курсу «Язык современной печати». Госкомитет печати СССР. Всесоюзный институт повышения квалификации работников печати. М., 1990.

13.0. Данному вопросу посвящена книга Л. П. Калакуцкой «Склонение фамилий и личных имен в русском литературном языке». М., 1984. Это фундаментальное исследование, основанное на богатом материале. В настоящем разделе кратко рассматриваются лишь основные вопросы, причем внимание акцентируется на самых сложных и спорных. Фамилии и имена рассмотрены отдельно.

13.1. Склонение фамилий

13.1.1. Подавляющее большинство русских фамилий имеет формальные показатели — суффиксы -ов- (-ев-), -ин-, -ск-: Лермонтов, Тургенев, Пушкин, Достоевский, Крамской. Все такие фамилии склоняются. При этом они образуют две соотносительные системы форм — мужского и женского рода, называющие соответственно лиц мужского и женского пола. С обеими системами соотносится единая система форм множественного числа.

Примечание. Все это — за исключением отсутствия форм среднего рода — напоминает систему форм прилагательного. Абсолютная регулярность в соотношении
мужских и женских фамилий, не имеющая аналогий среди нарицательных существительных, наводит на мысль, не следует ли считать фамилии особым типом «родоизменяемых» существительных.

13.1.2. Фамилии с формальным показателем -ск- склоняются в мужском и женском роде и во множественном числе как прилагательные: Достоевский, Достоевского, Достоевскому..., Достоевская, Достоевской..., Достоевские, Достоевских и т. д.

Русские фамилии, склоняющиеся как прилагательные и не имеющие показателя -ск-, относительно немногочисленны; к ним относятся: Благой, Толстой, Боровой, Береговой, Лановой, Броневой,Дикий, Гладкий, Поперечный и т. п. (см. перечень таких фамилий в книге: А. В. Суперанская, А. В. Суслова. Современные русские фамилии. М., 1981. С. 120—122).

13.1.3. Фамилии с показателями -ов- и -ин- имеют в мужском роде особое склонение, не встречающееся ни среди личных имен, ни среди нарицательных существительных. В нем объединены окончания существительных второго склонения мужского рода и прилагательных типа отцов. От склонения указанных существительных склонение фамилий отличается окончанием творительного падежа (ср.: Кольцов-ым, Никитин-ым — остров-ом, кувшин-ом), от склонения притяжательных прилагательных — окончанием предложного падежа (ср.: о Грибоедов-е, о Карамзин-е — об птцов-ом, о мамин-ом).

Соотносительные женские фамилии склоняются как притяжательные прилагательные в форме женского рода (ср. как склоняются Ростова и отцова, Каренина и мамина).

То же надо сказать о склонении фамилий на -ов и -ин во множественном числе (Базаровы, Рудины склоняются как отцовы, мамины).

13.1.4. Все прочие мужские фамилии, имеющие основы на согласные и нулевое окончание в именительном падеже (на письме они кончаются согласной буквой, ь или й), кроме фамилий на -ых, -их, склоняются как существительные второго склонения мужского рода, т. е. имеют в творительном падеже окончание -ом, (-ем): Герценом, Левитаном, Гоголем, Врубелем, Хемингуэем, Гайдаем. Такие фамилии воспринимаются как «нерусские».

Соотносительные женские фамилии не склоняются: Наталии Александровны Герцен, Любови Дмитриевне Блок, с Анной Магдалиной Бах, с Надеждой Ивановной Забелой-Врубель, о Мэри Хемингуэй, о Зое Гайдай.

Примечание. Применение этого правила требует знания пола носителя фамилии. Отсутствие таких сведений ставит пишущего в затруднительное положение.

Форма, в которой стоит фамилия, информирует о поле соответствующего лица. Но если автор текста не имел нужных сведений, был нетверд в применении грамматического правила или просто небрежен, читающий получает ложную информацию. Приведем один пример. В еженедельнике «Говорит и показывает Москва» в программах радио на 9.3.84 фигурировала такая передача: «Поет Э. Матис. В программе песни В. Моцарта, К. Шумана, И. Брамса, Р. Штрауса». Кто такой К. Шуман? Можно предположить, что неверно указан инициал: К. Вместо Р. Но, оказывается, в передаче исполнялись песни Клары Шуман (жены Роберта Шумана, которая была не только пианисткой, но и композитором). Так грамматическая ошибка дезориентирует читателя.

Во множественном числе фамилии рассматриваемого типа тоже склоняются как существительные мужского рода: побывал у Герценов, у Врубелей, у Гайдаев, написал Блокам, Хемингуэям и т. п.

Примечание. Есть, однако, особые правила постановки таких фамилий в одних случаях в склоняемой форме множественного числа, в других — в несклоняемой форме. Правила эти, более относящиеся к синтаксису, чем к морфологии, довольно подробно разработаны у Д. Э. Розенталя (см.: Справочник по правописанию и литературной правке. М., 1989. С. 191—192, §149, п. 10). В соответствии с этими правилами рекомендуется: с Томасом и Генрихом Маннами, но с Робертом и Кларой Шуман, у отца и сына Ойстрахов, но у отца и дочери Гилельс. Здесь этот материал не рассматривается.

13.1.5. Заложенное в предыдущем пункте несложное правило склонения фамилий на согласные, не имеющих формальных показателей -ин-, -ов-, оказывается трудноприменимым для некоторых «диковинных» фамилий, например, для тех, которые омонимичны нарицательным существительным или географическим названиям, склоняющимся по третьему склонению. Так, в грамматическом приложении к «Справочнику личных имен народов РСФСР» отмечаются затруднения, возникающие при необходимости просклонять такие фамилии, как Грусть, Любовь, Астрахань.

В этом же пособии констатируется, что для некоторых фамилий с трудностями связано только образование множественного числа (фамилии Ус, Гей, Палец, Полоз, Сон и др.).

Склонение ряда фамилий (как в единственном, так и во множественном числе) оказывается затруднительным из-за неясности, должна ли в них сохраняться беглость гласных по образцу омонимичных им или похожих по внешнему виду нарицательных существительных (Кравеца или Кравца — от Кравец, Журавеля или Журавля — от Журавель, Мазурока или Мазурка — от Мазурок и т. п.).

Разрешение таких затруднений не может быть обеспечено правилами, для этого необходим словарь фамилий, дающий нормативные рекомендации для каждого слова.

13.1.6. Особый тип представляют собой русские фамилии на -ых (-их), выдающие свое происхождение от формы родительного (и предложного) падежа множественного числа прилагательных: Белых, Черных, Крученых, Кудреватых, Долгих, Рыжих. По строгим нормам литературного языка такие фамилии не склоняются: лекции Черных, роман Седых, творчество Крученых и т. п.

Примечание. В непринужденной разговорной речи существует тенденция склонять такие фамилии, когда они принадлежат мужчинам, действующая тем сильнее, чем ближе общение с носителем фамилии. Так, в ныне не существующем Московском городском педагогическом институте им. Потемкина студенты сороковых-пятидесятых годов слушали лекции Черныха, сдавали экзамены и зачеты Черныху и т.п. (сказать иначе никому не приходило в голову). Если бы эта разговорная тенденция победила, фамилии на -ых, -их перестали бы отличаться от прочих фамилий на согласные, о которых говорилось в п. 13.1.4.

13.1.7. Есть случаи, когда исходная форма фамилии может быть воспринята неоднозначно с точки зрения ее морфологического устройства. Случаи эти немногочисленны, но интересны и лингвистически, и с точки зрения практических трудностей, которые могут быть с ними связаны.

Существует проблема разграничения «русских» и «нерусских» фамилий на -ов и -ин; к последним относятся, например, Флотов (немецкий композитор), Гуцков (немецкий писатель), Кронин (английский писатель), Дарвин, Франклин и т. п. С морфологической точки зрения «русскость» или «нерусскость» выражается в том, выделяется или не выделяется в фамилии формальный показатель (-ов- или -ин-). Если такой показатель выделяется, то творительный падеж имеет окончание -ым, а соотносительная женская фамилия склоняется (Фонвизиным, Фонвизиной), если же не выделяется — творительный падеж образуется с окончанием -ом, а женская фамилия не склоняется (Вирховом, с Анной Вирхов). Ср. «омонимы»: Чарльзом Спенсером Чаплином, у Ханны Чаплин и Николаем Павловичем Чаплиным, с Верой Чаплиной.

Примечание. Как показывает материал Л. П. Калакуцкой, в некоторых случаях соотносительные мужские и женские фамилии оформляются морфологически противоречиво (например, творительный падеж Цейтлиным может сочетаться с несклоняемой формой Цейтлин женской фамилии). Полное упорядочение здесь может быть достигнуто только при наличии специального словаря фамилий, содержащего грамматические указания. Однако редактор должен следить, чтобы морфологически противоречащие друг другу формы не встретились хотя бы в пределах одного текста. 

Есть нерусские (преимущественно немецкие) фамилии на -их: Аргерих, Дитрих, Фрейндлих, Эрлих и т. п. Независимо от свойственного им налета «иноязычности» их нельзя принять за русские фамилии на -их потому, что в русских фамилиях перед элементом -их практически не встречаются мягкие согласные, имеющие твердые пары, поскольку в русском мало прилагательных с такими основами (т.е. таких прилагательных, как синий; и есть ли фамилия Синих и подобные ей?).

Но если конечному -их фамилии предшествует шипящая или задненебная согласная, ее принадлежность к несклоняемому типу будет несомненна только при соотнесенности с основой прилагательного (например, Ходячих., Гладких); при отсутствии же этого условия такие фамилии могут восприниматься морфологически неоднозначно; к ним относятся, например, Хасхачих, Товчих, Грицких. При всей редкости таких случаев, следует иметь в виду эту принципиальную возможность.

В очень редких случаях могут быть восприняты неоднозначно фамилии, исходные формы которых кончаются йотом (на письме й) с предшествующими гласными и или о. Например, такие фамилии, как Топчий, Побожий, Бокий, Рудой можно воспринять и как имеющие окончания -ий, -ой и, следовательно склоняющиеся как прилагательные (Топчего, Топчему..., в женском роде Топчая, Топчей) и как имеющие нулевое окончание со склонением по образцу существительных (Топчия, Топчию..., в женском роде неизменяемая форма Топчий). Для разрешения подобных недоумений опять — таки необходим словарь фамилий.

13.1.8. Склонение фамилий, оканчивающихся в исходной форме на гласные, не зависит от того, мужские они или женские.

Примечание. Материал Л. П. Калакуцкой показывает, что существует тенденция распространять соотношение, закономерное для фамилий на согласные, на фамилии с конечным а, т.е. склонять мужские фамилии, не склоняя женские. Редакторам следует всячески способствовать изживанию этой практики.

Рассмотрим фамилии на гласные, исходя из их буквенного облика.

13.1.9. Фамилии, пишущиеся с е, э, и, ы, у, ю на конце, могут быть только несклоняемыми. Таковы фамилии: Доде, Мюссе, Лансере, Фурье, Мейе, Шабрие, Гёте, Нобиле, Караджале, Тарле, Орджоникидзе, Артмане, Мегрэ, Боссюэ, Гретри, Люлли, Дебюсси, Навои, Модильяни, Грамши, Голсуорси, Шелли, Руставели, Чабукиани, Ганди, Джусойты, Неедлы, Лану, Амаду, Шоу, Манцу, Неру, Энеску, Камю, Корню и т. п.

13.1.10. Фамилии с конечным о тоже несклоняемы; таковы фамилии Гюго, Клемансо, Ларошфуко, Мийо, Пикассо, Марло, Шамиссо, Карузо, Леонкавалло, Лонгфелло, Ремесло, Доливо, Дурново, Хитрово, Бураго, Мертваго.

По строгим нормам литературного языка это распространяется и на фамилии украинского происхождения с конечным -ко (среди которых много на -енко): Короленко, Макаренко, Франко, Квитко, Шепитько, Бондарсо, Семашко, Горбатко, Громыко.

Примечание. Известно, что в литературном языке прошлого века такие фамилии могли склоняться по первому склонению: Короленки, Короленке, Короленкой. Теперь это не считается нормативным.

13.1.11. Наиболее сложную картину представляют собой фамилии с конечным а. В отличие от предыдущих случаев, здесь существенное значение имеет, следует ли а после гласной или после согласной, падает ли на эту гласную ударение и (в определенных случаях) какого происхождения фамилия.

Все фамилии, кончающиеся на а, которому предшествуют гласные (чаще всего у или и), несклоняемы: Галуа, Моруа, Делакруа, Моравиа, Эриа, Эредиа, Гулиа.

Все фамилии, кончающиеся на неударное а после согласных, склоняются по первому склонению: Рибера — Риберы, Рибере, Риберу, Риберой, Сенека — Сенеки и т.д.; так же склоняются Кафка, Спиноза, Сметана, Петрарка, Куросава, Глинка, Дейнека, Гулыга, Олеша, Нагнибеда, Окуджава и др. Все такие фамилии, независимо от происхождения, являются морфологически членимыми в русском языке, т. е. в них выделяется окончание -а.

Среди фамилий с ударным á после согласных есть как морфологически членимые, так и нечленимые, т. е. несклоняемые.

Несклоняемы фамилии французского происхождения: Дюма, Тома, Дега, Люка, Ферма, Гамарра, Петипа и др.

Фамилии иного происхождения (славянские, из восточных языков) склоняются по первому склонению, т. е. в них вычленяется ударное окончание -а: Митта — Митты, Митте, Митту, Миттой; сюда относятся: Сковорода, Кочерга, Кваша, Цадаса, Хамза и др.

13.1.12. Склоняемость-несклоняемость фамилий, пишущихся с буквой я на конце, зависит только от места ударения и происхождения фамилии.

Несклоняемы фамилии французского происхождения с ударением на конце: Золя, Труайя.

Все прочие фамилии на я склоняемы; таковы Головня, Зозуля, Сырокомля, Гамалея, Гойя, Шенгелая, Данелия, Берия.

Примечание. Фамилии, у которых конечной букве я предшествует гласная буква, в отличие от таких фамилий на а, членятся на основу, кончающуюся согласной йот, и окончание -а (Гамалея — Гамале'j-а).

Грузинские фамилии оказываются склоняемыми или несклоняемыми в зависимости от того, в каком виде конкретная фамилия заимствована русским языком: фамилии на -ия склоняемы (Данелия), на -иа — несклоняемы (Гулиа).

13.1.13. Представляет интерес вопрос об образовании множественного числа от склоняемых фамилий на -а (-я). В грамматическом приложении к «Справочнику личных имен народов РСФСР» такие фамилии квалифицированы как нестандартные и для них рекомендуется в качестве нормы употребление во множественном числе для всех падежей формы, совладающей с исходной. В качестве образцов взяты фамилии Зима и Зоя. Рекомендуется: Ивана Петровича Зимы, с Семеном Семеновичем Зоей, Анне Ивановне Зиме, Елену Сергеевну Зою и т. п., а для множественного числа — формы Зима, Зоя во всех падежах.

Представить себе склонение во множественном числе фамилий Зима, Зоя действительно трудно. Но как обстоит дело с другими фамилиями, склоняющимися по первому склонению, например, такими, как Глинка, Дейнека, Гулыга, Окуджава, Олеша, Зозуля, Гамалея? Есть ли уверенность, что для них следует рекомендовать употребление во всех падежах множественного числа формы, совпадающей с исходной? Как следует сказать: своим любимым Глинка или своим любимым Глинкам?; встретился с Дейнека или встретился с Дейнеками?; вспомнил обо всех Окуджава или вспомнил обо всех Окуджавах? Употребление склоняемых форм в этих случаях не исключается.

Труднее представить себе склонение во множественном числе фамилий с ударным окончанием -á — Шульга, Митта, Хамза, в особенности — в родительном падеже (у всех *Шульг, *Митт, *Хамз?). Здесь мы сталкиваемся с языковой трудностью (см. выше, 7.6.). Поскольку подобные факты редки, лингвистами не изучены, редактору в таких случаях целесообразно минимально вмешиваться в авторский текст.

13.2. Склонение личных имен

13.2.1. Личные имена не имеют существенных морфологических отличий от нарицательных существительных. Они не «родоизменяемы» (ясно, что случаи типа Александр и Александра, Евгений и Евгения, Валерий и Валерия к этому явлению не относятся). Среди личных имен нет и слов с особым склонением (ср. сказанное выше о фамилиях на -ов и -ин). Единственная особенность личных имен — отсутствие среди них слов среднего рода, но надо отметить, что и среди нарицательных существительных одушевленных средний род представлен очень мало.

13.2.2. Среди личных имен есть существительное третьего склонения. Это тоже черта, сближающая их морфологически с нарицательными существительными и отличающая от фамилий. По третьему склонению устойчиво склоняются: Любовь (с формами Любови, о Любови), Адель, Жизель и имена библейского происхождения Агарь, Рахиль, Руфь, Суламифь, Эсфирь, Юдифь. Прочие имена такого типа — Люсиль, Сесиль, Айгюль, Газель (заимствования из разных языков), Нинель (новообразование советской эпохи), Ассоль (придуманное имя) -колеблются между третьим склонением и несклоняемостью (у Сесили и у Сесиль, с Нинелью и с Нинель).

Примечание. Женские фамилии на мягкие согласные (на письме на ь), как ясно из сказанного выше (см. 13.1.4), так же несклоняемы, как и женские фамилии на твердые согласные. Принципиально существующая возможность параллельного изменения существительных на мягкие согласные по двум разным склонениям для грамматического выражения различий по полу остается в русском языке не реализованной. Ср. теоретически возможные соотношения: Врубеля, Врубелю, Врубелем (склонение мужской фамилии) — *Врубели, *Врубелью (склонение женской фамилии), *рыся, *рысю, *рысем (склонение названия самца) -рыси, рысью (склонение названия самки). Впрочем, в знаменитой фольклорной Лебеди эта возможность отчасти реализуется!
 

13.2.3. Женские имена на твердые согласные, могут быть только несклоняемыми, (не отличаясь от фамилий такого рода). К ним относятся: Элизабет, Ирен, Катрин, Гретхен, Лив, Сольвейг, Марлен, Жаклин и т.п. Нарицательные существительные такого типа есть, но они немногочисленны и практически непополняемы (мадам, мисс, миссис, мистрис, фрейлейн, фрекен), личных же имен много и пополнение их (путем заимствования) ничем не ограничено.

13.2.4. Мужские имена на твердые и мягкие согласные (на письме на согласные буквы, и и ь), склоняются как нарицательные существительные такого же внешнего вида. К ним относятся Иван, Константин, Макар, Артур, Роберт, Эрнст, Клод, Ричард, Андрей, Василий, Юлий, Амадей, Игорь, Эмиль, Шарль и т. п. В редких случаях «омонимии» мужских и женских имен они соотносятся (с точки зрения склонения) как мужская и женская фамилии: Мишель, Мишеля (мужское имя), Мишель, несклоняемое (женское имя; есть французская скрипачка Мишель Оклер).

13.2.5. Все, сказанное о склоняемости-несклоняемости фамилий на гласные, относится и к личным именам.

Не склоняются имена: Рене, Роже, Оноре, Хосе, Дитте, Озе, Панталоне, Анри, Луи, Лизи, Бетси, Джованни, Мери, Этери, Гиви, Пьеро, Лео, Амадео, Ромео, Карло, Ласло, Бруно, Гуго, Данко, Франсуа, Нана, Атала, Коломба и т. п.

Склоняются имена: Франсуаза, Джульетта, Сюзанна, Абдулла, Мирза, Муса, Каста, Эмилия, Офелия, Джамиля и т. п.

13.2.6. Множественное число от склоняемых личных имен образуется свободно, если в этом: возникает необходимость: Иваны, Игори, Эмили, Елены, Эмилии и т. п. Морфологические ограничения здесь возникают в тех же случаях, что и для нарицательных существительных (например, для родительного множественного от Абдулла, Мирза, Коста; ср. 7.6). О вариантном образовании родительного множественного от имен типа Петя, Валя, Сережа см. 7.4.4, примечание.

13.3 Особенности образования косвенных, падежей от некоторых сочетаний имен и фамилий

В русском языке сложилась традиция употреблять фамилии ряда иностранных деятелей (преимущественно писателей) в сочетании с именами: Вальтер Скотт, Жюль Верн, Майн Рид, Конан Дойль, Брет Гарт, Оскар Уальд, Ромен Роллан; ср. также литературные персонажи: Робин Гуд, Шерлок Холмс, Нат Пинкертон. Употребление этих фамилий отдельно, без имен мало распространено (в особенности это касается односложных фамилий; вряд ли кто-нибудь читал в детстве Верна, Рида, Дойля и Скотта!).

Следствием такого тесного единства имени и фамилии оказывается склонение в косвенных падежах только фамилии: Вальтер Скотта, Жюль Верну, с Майн Ридом, о Робин Гуде и т.п. Это явление, характерное для непринужденной устной речи, находит отражение и на письме, что можно подтвердить следующими примерами из достаточно авторитетных авторов.

Себя казать, как чудный зверь,
В Петрополь едет он теперь /.../
С ужасной книжкою Гизота,
С тетрадью злых карикатур,
С романом новым Вальтер-Скотта...
(Пушкин. Граф Нулин)

... и встает
живьем
страна Фенимора
Купера
и Майн-Рида.

(Маяковский. Мексика)

По вечерам быстроглазая Серна
Ване и Ляле читает Жюль Верна.

(Чуковский. Крокодил)

(Написания через дефис подчеркивают тесное единство имени и фамилии).

Несклонение имени в таких сочетаниях осуждается современными нормативными пособиями. Так, у Д. Э. Розенталя сказано: «... романы Жюля Верна (не: «Жюль Верна»)...» (Указ. соч. С. 189. §149, п. 2).

Эта рекомендация излишне категорична. К чему приводит прямолинейное следование ей, показывает следующий пример:

Ветер свистнул у Вовы над ухом
И сомбреро сорвал с головы!
Волны-горы бегут друг за другом,
Скачут, словно гривастые львы.
Вот с шипеньем одна накатила —
И Жюля Верна с кормы подхватила!

(Волгина Т. По тропинкам бродит лето. Киев. 1968. С. 38—39).

Нет никакого сомнения, что у автора было Жюль Верна, а нарушающие ритм стиха Жюля Верна — результат редакторского вмешательства.

Такая правка в стихах, конечно, совершенно недопустима. Но и в прозаическом тексте, передающем непринужденную разговорную речь, нет необходимости заменять Жюль Верна, Майн Рида, Брет Гарта, Конан Дойля и т. п. строго нормативными сочетаниями со склоняемыми формами имен. Редактору следует в подобных случаях проявлять гибкость.