Проверка слова:  

 

В новой сфере — с новым значением

 

 

До сих пор мы рассматривали изменение значений славянизмов в пределах церковнославянского языка. За его пределами (в русском литературном языке, народных говорах) слово укреплялось с изменившимся значением.

Однако нередки случаи изменения значения славянизма уже в новой сфере. Эти изменения часто бывают очень существенны. Иногда слово приобретает значение, противоположное тому, которое оно имело ранее. Так произошло, например, со славянизмами предыдущий и блаженный.

Предыдущий — форма действительного причастия настоящего времени глагола предъити, заимствованного из старославянского языка. Значение глагола предъити, употреблявшегося почти исключительно в церковно-книжных памятниках, первоначально сложилось из его частей: ити — «идти», предъ — «вперед, перед». Например: «предъидущемъ преподъбьныимъ чьрноризьцемъ съ свЂщами, а по нихъ диякони [впереди шли черноризцы (монахи) со свечами, а за ними дьяконы]» («Сказание о Борисе и Глебе»). Как видим, исконным значением глагола предъити было конкретное действие — движение в пространстве. Впоследствии, еще в церковнославянском языке, глагол предъити изменил это значение. На основе прежнего «идти впереди в пространстве» возникло «идти, следовать впереди во времени». В значении «будущий, грядущий» употреблялась преимущественно причастная форма предъидущии, В этом значении форма предъидущии употреблялась в церковно-книжных памятниках вплоть до XVII—XVIII вв. Слова, наиболее употребительные в церковно-книжных памятниках, выходили за пределы церковнославянского языка, проникали в светскую письменность. Этот процесс коснулся и причастия предъидущии, гораздо более употребительного, чем другие формы глагола предъити, которые так и не вышли за пределы церковно-книжной письменности. Но в новой языковой сфере предъидущии было осмыслено не как «следующий впереди настоящего момента, в будущем», а как «следовавший перед, до настоящего момента, т. е. в прошлом». Значение «впереди», таким образом, в церковных жанрах осмыслялось как «после, потом, в будущем», а в светских жанрах — «до, раньше, в прошлом».

Таким образом, в светских жанрах письменности церковно-книжное слово предъидущии получило новое значение, в котором оно употребляется и в современном русском языке.

Интересно, что подобное совмещение противоположных значений (но без распределения по жанрам) было и у слов передний (предний) и задний. Эти слова ранее означали как «прошлый, предшествующий», так и «будущий», например: «нашу переднюю (т. е. прошлую) дружбу къ себЂ помятуешь» («Памятники дипломатических сношений Московского государства с Крымом, Нагаями и Турциею», 1516 г.); «А в передние (т. е. будущие) годы с росолу дань платит<ь> старцемъ. а за прошлые годы с росолу дани старцемъ не платити» («Книга списков с вотчинных и других крепостей Соловецкого монастыря», 1552 г.); «НынЂ же, молю вы, за преднее (т. е. прежнее) безумье покаитес<ь>». («Поучения Серапиона Владимирского», XIII в., список XIV в.); «Преже бо того не бывал таков пожаръ, от него же избави господи и в предняа <т. е. Будущие> лЂта» («Московский летописный свод» конца XV в.); «Да и о попЂхъ Ивановскыхъ говорили ... чтобъ попомъ ругу (т. е. жалованье) отдали за задние (т. е. прошлые) годы, что имъ не дали, да и впередъ бы давали ругу» (Львовская летопись, XVI в.); Володимеръ же бЂ разумЂа древняя и задняя» (в роли существительного: будущее) (Ипатьевская летопись, список XV в.).

Слово блаженный, употреблявшееся ранее исключительно в церковном обиходе, попав в народный язык, было переосмыслено и получило новое значение. В значении «невозмутимо счастливый» слово употреблялось для называния святых. К их числу причислялись и юродивые: церковь поощряла юродивых — людей, добровольно, во имя веры, ставших нищими и бродягами, принявших вид безумных. «Блаженны нищие духом, ибо их есть царство небесное», — сказано в Евангелии (Матф., 5, 3; Лука, 6, 20). Однако не у всех юродивые вызывали почтение: в народе зачастую относились к ним отрицательно, ибо их вид и поведение не вызывали симпатии. Отношение к человеку отразилось и в названии этого человека: слово блаженный получило значение «глуповатый, чудаковатый». С ним связаны такие слова, как блажь, блажить1.

Славянизмы, имевшие положительное или нейтральное значение в церковнославянском языке, часто получают неодобрительную или ироническую окраску за его пределами. Слово разглагольствовати, например, возникшее в церковнославянском языке, по-видимому, не ранее XVI—XVII вв., первоначально означало просто «много говорить»2, например: «И паки двонадесятолЂтный [речь идет о Христе] в томъ же храмЂ разглагольствоваше среди мудрыхъ учителей» («Проскинитарий» Арсения Каллуды; переведен с греческого языка в 1686 г.). За пределами церковнославянского языка этот глагол стал иронически употребляться в значении «говорить много, бессодержательно и высокопарно». Первые такие употребления отмечены лишь в памятниках XVIII в., например: «Мужикъ... началъ было кой что еще разглагольствовать, но сапожникъ, который былъ, как говорится, себЂ на умЂ, пресЂкъ его балы [т. е. пустую, бессодержательную речь]» («Веселый и шутливый Менандр», М., 1789 — сборник коротких рассказов, переводе латинского). Возможно, в живой речи ироническое употр5Ѐбление глагола разглагольствовать встречалось и ранее.

Сходным образом в новой сфере в разное время были переосмыслены такие славянизмы, как прохлаждаться (первоначально «становиться холоднее»), пресловутый (первоначально «знаменитый, славный», без иронического оттенка), пресмыкаться (первоначально «ползать») и др.

В небольшой книге мы не можем коснуться многих вопросов, связанных с судьбой славянизмов в русском языке. Мы стремились лишь показать, что пути славянизмов в русском языке весьма многообразны, как многообразны причины их закрепления или утраты, а также изменения их значений.

Приведенные примеры показывают, что старославянский и церковнославянский языки сыграли важную роль в обогащении русской лексики, в особенности ее книжного и абстрактного слоя. Церковнославянская письменность, будучи важным фактором образованности и культуры, оказывала влияние на светские жанры письменности. Русский язык гораздо богаче славянизмами, чем другие восточнославянские языки — белорусский и украинский, на формирование которых церковнославянская традиция оказала значительно меньшее влияние. В украинских и белорусских областях отбор славянизмов производился даже в религиозных жанрах. Там существовали книги Священного Писания, переведенные на язык, близкий к живой народной речи. В этих книгах встречаются лишь очень немногие славянизмы — такие, которые прочно укрепились в разговорном языке. На русском языке в средневековый период таких книг не было. В истории русского литературного языка отбор славянизмов был очень длительным и многообразным процессом, протекавшим не только в средние века, но и в новое время.
 


1 Смирнова О. И. Один случай энантиосемии // Лексикология и словообразование древнерусского языка М., 1966.

2 Слово разглагольствовать напоминает нам о старом, исчезнувшем значении слова глагол. В современном языке глагол — это часть речи, а раньше оно имело значение «слово, речь»: «Глаголом жги сердца людей» (А. С. Пушкин).