Проверка слова:  

 

«Русский язык за рубежом», № 2, 2002 год

 

Рецензия на книгу: Смирнов С. В. Отечественные филологи-слависты середины XVIII — начала XX вв.: Справочное пособие. — М.: Наука: Флинта, 2001. — 336 с.

25.06.2003

О. В. Никитин, Москва

Мы знаем немного книг, исполненных вдохновенной любовью к русской словесности и ее выдающимся представителям. Как правило, такие труды были частью той далекой дореволюционной культуры научного творчества, созидательного по сути и способного понять и оценить то глубинное, что часто бывает скрыто от глаз постороннего. История науки как самостоятельная отрасль — удел немногих смиренных тружеников, архивистов, подлинных «мастеровых» подземелий русской филологии.

Три века русской науки — вот тот путь, который прошла страна: от подражательных образцов и подчинения европейскому взгляду до самобытных, ярких трудов и самостоятельных исследований.

Открыв первые страницы книги С. В. Смирнова, читатель сразу же попадет в иной мир — «потустороннюю» лингвистику. Автор Предисловия академик РАН О. Н. Трубачев, представляя труд С. В. Смирнова, написал, что его книга «позволяет заглянуть в прошлое науки и, опираясь на опыт великих предшественников, сделать вполне оптимистический прогноз в будущее» .

Автор книги, на наш взгляд, очень квалифицированно подошел к раскрытию темы: не концепции и теоретические программы выступают на первый план, а личность, вокруг которой и группировались единомышленники, «производившие» на свет то, что впоследствии назвали направлениями в филологии.

Композиционно книга состоит из двадцати очерков о русских ученых, преимущественно XIX века. Стоит заметить, что автор строит каждый раздел не как типовую биографию, которую мы привыкли видеть в энциклопедических изданиях, а как живой и познавательный рассказ о деятельности и трудах ученых с анализом их вклада в науку и оценкой богатого научного и методического наследия. С. В. Смирнов обильно цитирует фрагменты из их трудов, подбирая наиболее колоритные и значимые цитаты, рассказывая о каждом ученом как бы от первого лица. Поэтому при чтении книги не создается впечатления какого-то давления или же предвзятости. Наоборот, автор, внося немало нового в биографические очерки и продумывая концептуальную линию рассказа, часто опирается не только на первоисточники и редкие документальные свидетельства, но и на архивы, что составляет особую ценность книги и придает ей значение памятника культуры.

Труд С. В. Смирнова открывается очерком о М. В. Ломоносове.

Интересным, насыщенным показался нам очерк об А. Х. Востокове.

С. В. Смирнов по достоинству оценил роль Н. И. Греча в развитии лингвистических идей XIX в.

переводческая деятельность ученого, также отмеченная автором книги, оказала заметное влияние на взаимоотношения славянских народов и укрепление дальнейших контактов в сфере научного и человеческого общения.

Приведенная С. В. Смирновым цитата из И. И. Срезневского: «...Он был лучшею из надежд возникающей науки о славянстве, образцом для молодых филологов славянских, образцом, которому столь же легко удивляться, сколько трудно быть равным», — очень точно характеризует личность другого замечательного классика отечественной филологии П. И. Прейса.

Фигура И. И. Срезневского, знаменитого русского академика, исследователя памятников старины, осмысляется автором книги в традиционном ключе, но с привлечением богатого иллюстративного материала.

Статья о В. И. Григоровиче, одном из основоположников славянской филологии в России, очень своевременна, так как личность и заслуги ученого нуждаются в современном осмыслении и, если угодно, пропаганде .

Легендарная личность Ф. И. Буслаева, одного из любимых моих ученых, корректно, со знанием дела описана в очерке.

Очерк о П. А. Лавровском раскрывает искания отечественной науки в области истории русского языка и этимологии; отдельное место уделено лексикографической деятельности.

А. Ф. Гильфердинг , замечательный русский славист, собиратель старины, этнограф, публицист и общественный деятель, под пером С. В. Смирнова как бы заново оживает: его неподражаемый облик, неутомимая деятельность по собиранию былинного эпоса снова и снова будут притягивать к себе читателей, открывших еще одну страницу летописи русской науки.

Очень удачен очерк об известном историке, филологе, этнографе В. И. Ламанском.

Человек «великой силы духа» — А. А. Потебня — известен своими трудами по истории русского языка и грамматике, а также лекциями по поэтике и истории словесности.

Эпоха XIX в. завершается, с нею же открывается XX в. — именем легендарного слависта И. В. Ягича, прослужившего на поприще русской науки не один десяток лет и ставшего своего рода символом славянской науки того времени.

Другой яркий представитель братской семьи славянских народов, поляк по происхождению И. А. Бодуэн де Куртенэ, был не только ученым редкого дара, но и столь же талантливым педагогом и организатором

Менее известна широкой публике личность А. С. Будиловича — «энергическая натура», как называл его И. В. Ягич. Труды этого исследователя сейчас почти забыты, но воскресли под пером автора книги: здесь и учебники по церковнославянскому языку, древнеславянские переводы, труды по истории и этнографии, — все они в значительной мере очень поучительны и с большим вниманием проанализированы в очерке С.В. Смирнова.

«Большая умственная сила», по выражению А. А. Шахматова, — Ф. Ф. Фортунатов, явил собой удивительную натуру ученого, педагога, мыслителя. Он — один из основателей Московской лингвистической школы; широко известны его труды по индоевропейскому языкознанию и фонетике старославянского языка. Его ученик, А. А. Шахматов, был, пожалуй, одной из самых выдающихся фигур в русской и мировой науке последних двух столетий.

Рассказ о Д. Н. Кудрявском, авторе трудов в области изучения древних языков и психологии в лингвистике, также во многом познавателен еще и потому, что деятельность этого замечательного ученого почти не изучается в вузах, а его имя предано забвению.

Завершают книгу два очерка об ученых, чьи трагические судьбы разделили участь многих великих умов, переживших годы революции и репрессий. Это — Г. А. Ильинский, автор знаменитой «Праславянской грамматики» и трудов по истории русского языка, и князь Н. С. Трубецкой — евразиец, историк, лингвист-полиглот, тонкий фонетист и ... заботливый, мудрый отец.

В заключение необходимо заметить, что серия очерков о русских славистах может быть удачным дополнением к учебным курсам вузов: «Введению в языкознание», «Введению в славянскую филологию», «История лингвистических учений» и др., в той или иной мере освещающих деятельность русских ученых. Книга снабжена алфавитным указателем имен, что значительно облегчает работу с ней и придает учебному изданию научный характер, и списком рекомендуемой литературы, в который включены и издания, вышедшие в последние годы.

Полагаем, что при дальнейшей разработке этой плодотворной и очень нужной темы следовало бы дополнить очерки и другими, не менее значимыми именами. При этом мы делаем особый акцент на деятельности русских ученых XX в., которая нередко оценивалась с позиции официальной науки, и только теперь данные трафареты можно пересмотреть. Мы имеем в виду имена таких прославленных филологов как Д. Н. Ушакова. Л. В. Щербы, В. В. Виноградова, Г. О. Винокура, Б. А. Ларина, С. И. Ожегова и других.
 

Текущий рейтинг: