Проверка слова:  

 

«Русский язык за рубежом», № 2, 2001 год

 

«Я думаю по-русски»
(к 200-летию со дня рождения В. И. Даля)

21.11.2002

О. В. Никитин

История нередко преподносит загадки, разгадывать которые приходится многие годы. И кажется порой, чем дальше от нас уходит то далекое время, тем ближе мы ощущаем парадоксы нынешней эпохи, часто воздвигающей на пьедестал иные ценности, иные «приоритеты». Но есть и другая сторона бытия — духовная, вневременная. Ее осязаемая сила движет людьми и по сию пору, обращает нас в свою веру, остовом которой всегда был и останется Человек.

Владимир Иванович Даль — один из немногих пока еще «несвергнутых» с искусственного пьедестала современной науки ученых — мыслитель, педагог, страстный собиратель и охранитель старины. Его жизнь и подвижническая деятельность до сих пор являются удивительным примером служения своему Отечеству, отдачи ему всего своего таланта, душевных сил и титанического, подчас неподъемного труда.

В. И. Даль родился 10 ноября 1801 г. в Лугани в семье врача, датчанина по происхождению. Первым большим увлечением и любимым занятием Даля была медицина. Он учился этому мастерству в Дерптском университете. Позднее Даля направляют в качестве врача в действующую армию, и он участвует в походе русских войск на Балканы.

Его дочь, Е. В. Даль, отмечала: «Между тем русский язык все более и более приковывал его к себе. Давно образовалась в нем привычка записывать пословицы или слова, которые он в первый раз слышит. Теперь он серьезно взглянул на эти записи и решил: передать со временем их какому-нибудь составителю словаря или академии.

К такому решению отец пришел по следующему случаю, в котором он, вовсе не суеверный, ясно увидел перст Божий: его верблюд [речь идет о Турецкой войне. — О. Н.] пропадал одиннадцать суток и, вернувшись на двенадцатый день, оказался никем не развьюченным: все рукописи отца были целы.

Рассказывая об этом, отец сознавался, что с возвращением верблюда он обрадовался своим рукописям как чему-то родному и с этой поры начал особенно дорожить ими» [2, с. 105].

Даль заканчивает военную карьеру в 1833 г. и поступает через некоторое время на государственную службу. Находясь на «разъезжей» службе, Даль немало сталкивался с людьми разных сословий, хорошо узнал быт и культуру русской глубинки, характер и привычки людей разных национальностей. Сохранилось свидетельство об общении Даля с Пушкиным, когда тот исследовал историю Пугачевского бунта. В 1836 г. состоялась новая встреча с поэтом на ниве словесного творчества. Наконец, трагическая весть о смерти на дуэли Пушкина свела в последний раз Даля с его другом. Он неотлучно дежурит у постели Пушкина и как врач старается облегчить страдания умирающего поэта. После смерти поэта Даль «получил от его вдовы простреленный сюртук и знаменитый перстень-талисман. Впоследствии составил ценные записки о Пушкине».

В 1838 г. его избирают в члены-корреспонденты Императорской Академии наук по разряду естественных наук.

Богатая талантами натура Даля находила творческое (человеческое) воплощение и в этнографии, и в естествознании, и в истории, и в языковедении. Даль — автор многочисленных рассказов: широкую известность получили его «Картины из русского быта», сборники для народного чтения «Солдатские досуги» и «Матросские досуги» и другие произведения, в том числе рассказы для детей, философские и религиозные сочинения, которыми он занимался на склоне лет. Даль является также автором ряда лингвистических трудов и работ по русской диалектологии. Из них укажем следующие: «Полтора слова о нынешнем русском языке», «О наречиях великорусского языка», «Напутное слово», «О русском словаре».

Исследователям отечественной филологии личность Даля известна прежде всего как автора-составителя «Толкового словаря живого великорусского языка», первый выпуск которого вышел в 1861 г. В первоначальном варианте было около 200 тысяч слов. При отборе языкового материала ученый ориентировался на живую народную речь, противополагая свой Словарь академическим опытам и выходя за рамки принятой «нормативности».

Подсчитали, что Словарь насчитывает около 30 тысяч идиом: пословиц, поговорок, метких речений и иных оборотов, почерпнутых им из живой простонародной речи. Издание Словаря стало всенародным событием — на его страницах выразились многовековой обиход и наречия русского государства на всех его необъятных просторах. За первые выпуски Словаря Русское Императорское географическое общество в 1861 г. наградило Даля золотой Константиновской медалью, а после выхода в свет четырех томов «он был удостоен Ломоносовской премии (1870)» [9, с. 95]. И это не случайно. Вот как об этом писал Я. К. Грот: «В рассмотренном словаре мы видим первую попытку охватить это безбрежное море русского слова. Можно с уверенностью сказать, что никакой другой труд не был бы приветствован самим Ломоносовым с такою задушевною радостью, как именно словарь, поставивший себе задачей обнять все неисчерпаемое богатство родного языка и содействовать чистоте его. ...Отделение русского языка и словесности тем с большим удовольствием присуждает ее ныне, что думает принести этим новую дань уважения памяти Ломоносову. Академия Наук ничем иным не могла бы лучше выразить своего одобрения заслуженному ветерану нашей литературы, неутомимому подвижнику и собирателю живого русского слова» [8, c. 60].

Современники Даля и исследователи его творчества не раз говорили о ценности Словаря и том влиянии, которое он оказал на всю последующую работу по собиранию и систематизации диалектных источников и составлению исторических словарей

Вот чтo писал Даль: «Ни прозвание, ни вероисповедание, ни самая кровь не делают человека принадлежностью той или другой народности. Дух, душа человека — вот, где надо искать принадлежности его к тому или другому народу. Чем же можно определить принадлежность духа? Конечно, проявлением духа — мыслью. Кто на каком языке думает, тот к тому народу и принадлежит. Я думаю по-русски» [10, c. 340].
 

Литература

  1. П. И. Мельников. Воспоминания о Владимире Ивановиче Дале // Русский вестник. 1873, № 3.

  2. Е. В. Даль. Владимир Иванович Даль (по воспоминаниям дочери) // Русский вестник. 1879. Т. 142 (июль-август).

  3. Цит. по: Ильин-Томич А. А. Даль Владимир Иванович // Русские писатели. 1800-1917: Биограф. словарь. Т. 2 / Гл. ред. П. И. Николаев. М., 1992.

  4. Цит. по: Ильин-Томич А. А. Указ. соч.

  5. В. И. Даль едва ли не единственный русский филолог (может быть, только за исключением И. И. Срезневского), дом которого впоследствии стал мемориальным музеем. Находится он в Москве на Малой Грузинской улице.

  6. Я. К. Грот. Воспоминание о В. И. Дале // Записки Императорской Академии Наук. 1873. Т. 22. С. 257-274.

  7. Ушаков Д. Н. В. И. Даль и его Словарь // Вестник просвещения. 1922, № 8.

  8. Я. К. Грот. Народный и литературный язык // Грот Я. К. Филологические разыскания. Т. 1. СПб, 1876.

  9. Цит. по изд.: Булахов М. Г. Даль Владимир Иванович // Булахов М. Г. Восточнославянские языковеды: Биобиблиографический словарь. Т. 1. М., 1976.

  10. П. И. Мельников. Указ. соч. Так впоследствии и случилось: пригласив православного священника незадолго до своей кончины, Даль обрел, наконец, «формально» то, в чем жил всю сознательную жизнь. В. И. Даля отпевали по православному обычаю и похоронили на Ваганьковском кладбище в Москве.
     

За дальнейшей информацией обращайтесь
в Интернет на сайт www.st.karelia.ru, где
при поддержке Российского гуманитарного
научного фонда (грант № 98-04-120196)
размещен сервер
«Электронное собрание сочинений В. Даля».
 

Текущий рейтинг: