Проверка слова:  

 

«Русский язык за рубежом», № 2, 2001 год

 

Текстовые характеристики вариантных форм русских деепричастий

21.11.2002

Китадзё Мицуси

Деепричастия русского языка образуются от основ настоящего времени или прошедшего времени с помощью специальных суффиксов и не имеют флексий. Бывшие краткие причастия настоящего времени на -а/-я (редко на -учи) воспринимаются как деепричастия несовершенного вида и образуются, как правило, от основ настоящего времени глаголов несовершенного вида, а бывшие краткие причастия прошедшего времени на -в/-вши воспринимаются как деепричастия совершенного вида и образуются, как правило, от основ прошедшего времени глаголов совершенного вида.

Непоследовательность видовой дифференциации формообразующих суффиксов проявляется в том, что при помощи суффиксов -а/-я могут образовываться деепричастия от глаголов совершенного вида, а при помощи суффиксов -в/-вши — от глаголов несовершенного вида:

(1) Но, возвратясь домой, мне сказали ее приказ, что мне отведен угол в нижнем этаже (А. Н. Радищев).

(2) Она уже была от него далеко, как, услыша сей голос, бросилась к нему из всей силы (И. А. Крылов).

(3) Оба мы замолчали, погрузясь каждый в свои размышления (А. С. Пушкин).

(4) Я..., прислонясь к углу домика, стал рассматривать живописную окрестность, как вдруг слышу за собой знакомый голос... (М. Ю. Лермонтов).

(5) Не видав еще Парижа, не знаю, меньше ли в нем страждет обоняние... (Д. И. Фонвизин).

(6) Знав, что девка добродетельна и подарка из рук его не возьмет, положил он в сундук ее украденную вещь (Д. И. Фонвизин).

В современном русском языке эти вариантные формы представляют собой устаревшие формы и являются непродуктивными. Но в литературном языке XVIII — начала XIX в. данные формы имели довольно широкое распространение.

Мы проанализировали частотность употребления в литературных произведениях вариантных форм русских деепричастий и установили, что в отличие от вариантных форм совершенного вида (208), вариантные формы несовершенного вида употребляются очень редко (всего 10: видав — 1, слушав — 3, знав — 2, быв — 4).

Структура художественного текста не подчиняется тем общим логическим законам, которые характерны для научного текста. Художественная логика индивидуальна и определяется автором, для которого процесс создания произведения является и процессом самовыражения. Для автора художественного текста характерна высшая степень свободы языкового употребления.

При построении любого текста наблюдается два процесса: подбор языковых средств в зависимости от установок и интенций говорящего, с одной стороны, и модификации языковых средств в результате их взаимодействия с элементами контекста, с другой. Эти процессы постоянно прослеживаются при функционировании деепричастных форм. В деепричастных формах конденсируется весьма разнообразная семантическая и грамматическая информация, для выражения которой параллельно могут быть использованы различные языковые средства. Автор, предлагая свое видение явления, тяготеет к выбору вариантных форм, к наибольшему отходу от стандартного описания. Таким образом, наша цель состоит в исследовании особенностей употребления вариантных форм деепричастий совершенного вида в художественном тексте, выяснении разницы между деепричастием совершенного вида на -в/-вши (в дальнейшем ДСВВ) и деепричастием совершенного вида на -я/-а (в дальнейшем ДСВЯ) в плане текстовых характеристик.

Выбирая видовую форму глагола, пишущий сообщает о том, какой из семантических компонентов он включает в модальную рамку текста. Как правило, повествовательная функция осуществляется формами прошедшего времени совершенного вида, создающими первый план повествования и ведущими сюжет от завязки до развязки, а также формами прошедшего времени несовершенного вида с описательным значением, создающими фон повествования.

1. Деепричастия и действие персонажа

В художественном тексте деепричастия обозначают признаки действий. Автор часто акцентирует свое внимание на персонажах, играющих главную роль. При этом деепричастия употребляются как средство подробного описания действия и проявлений персонажей, окружающей их обстановки — они способствуют тому, что герои предстают перед читателем более наглядно, выпукло, ярко нарисованными. При чтении художественной литературы мы встречаемся с самыми разнообразными случаями употребления деепричастий:

1) деепричастия, обозначающие восприятие (увидев, взглянув, услышав, посмотрев, заметив, окинув взглядом и др. / увидя, услыша, завидя, очутясь и др.);

2) деепричастия, обозначающие мимику (вздохнув, усмехнувшись, устремив взгляд, вспыхнув и др. / потупя глаза, осклабясь, прищуря, насупясь бровями и др.);

3) деепричастия, обозначающие телодвижения (обратившись, кивнув, понурив, махнув рукою, закурив и др. / обратясь, оборотясь, отворотясь, поклонясь, облокотясь, перекрестясь, подбочась и др.);

4) деепричастия, обозначающие эмоции (обрадовавшись, испугавшись, заплакав / нет);

5) деепричастия, обозначающие мысль (подумав, вспомнив, решив, задумавшись / погрузясь в раздумья);

6) деепричастия, обозначающие познание (узнав, поняв, пережив и др. / нет);

7) деепричастия, обозначающие остановку движения (остановившись, помолчав / остановясь);

8) деепричастия, обозначающие возвращение (вернувшись, возвратившись, воротившись / возвратясь, воротясь);

9) деепричастия, обозначающие речь (сказав, приказав, шепнув, промолвив, вытвердив и др. / простясь, прибавя);

10) деепричастия, обозначающие движение: а) движение с помощью ног: подошедши, прошедши; б) движение с помощью транспорта: проехав, подъехав, приехав и др. / подойдя, войдя, перейдя, дойдя, зайдя, сойдя и др.;

11) деепричастия, обозначающие непосредственное действие, которое переходит или переносится от агенса к пациенсу (взяв, схватив, отняв, стукнув, ударив, пожав, выдернувши, сняв, одев и др. / захватя).

Доминирующее положение среди ДСВВ занимают деепричастия, обозначающие непосредственное действие, и, взяв под руку драгунского капитана, я вышел из комнаты (Лермонтов). Среди ДСВЯ чаще всего употребляются те, которые обозначают восприятие (40,9 %): Купцы изумились, видя, как несколько кусков материи... (Гоголь).
 

2. Деепричастия и изменение ситуации

Обратим особое внимание на «изменение ситуации». Развитие действия, сюжета осуществляется в художественном произведении во взаимоотношениях героев, находящихся каждый раз в определенных ситуациях. Однако не все ситуации равнозначны. Важнейшая роль принадлежит напряженной ситуации, обозначающей переломные, эмоционально окрашенные моменты в развитии действия.

Изменение, вносящее напряжение в ситуацию, характеризуется не только смысловым, но и эмоциональным единством, т. е. воздействием на чувства читателей в определенном плане.

В перфектном значении могут выступать глаголы совершенного вида в форме деепричастий. Деепричастие совершенного вида, примыкая к глаголу, обычно указывает на предшествование (Раздевшись, она села у окна в вольтеровы кресла (Пушкин).), редко на одновременность (Она сидела неподвижно, опустив голову на грудь (Лермонтов).) и реже на последовательность (...- прошептал Захар, вздохнув так, что у него приподнялись даже плечи (Гончаров).) Таким образом, деепричастие совершенного вида может выступать в качестве итога предшествующего действия и являться средством перехода к следующему действию. Иначе говоря, оно участвует в изменении ситуации.

Художественное произведение состоит из ситуаций, в которых персонажи играют определенные автором роли и общаются со многими другими персонажами. Автор организует текст так, чтобы дать читателю возможность не только сопоставить полученные сведения с имеющимся у него опытом, субъективно толковать их, но и сопереживать события, испытывая эмоциональное напряжение. Исходя из этого, мы фокусируем внимание на изменении состояния, вводящем напряжение в ситуацию, в результате чего у читателей и возникает сильное впечатление.

ДСВВ используется с почти одинаковой частотой как при описании действий персонажей, переживающих изменившиеся состояния (41,8 %), так и персонажей, их не переживающих (58,2 %), тогда как ДСВЯ авторы крайне часто используют при описании действий персонажей, переживающих изменившиеся состояния (92,8 %).
 

Литература

  1. Нiмчука В. В. Смотрицкий М. Грамматика. Пiдгот. Киiв, 1979.

  2. Никифоров С. Д. Глагол, его категории и формы в русской письменности второй половины XVI века. М., 1840

  3. Блумфилд Л. Язык / Пер. с англ. Благовещенск, 1999.

  4. Величук А. П. Деепричастие в современном русском языке / Русский язык в нерусской школе. Баку, 1958, с. 22–33.

  5. Самарина Г. Н. Деепричастные конструкции в русской прозе 2-й половины XVIII века. Автореф. дис... канд. филол. наук. Красноярск, 1962.

  6. Зелинская Г. Д. Причастие и деепричастие в поэтических произведения Г. Р. Державина. Автореф. дис... канд. филол. наук. Минск, 1966.

  7. Jakobson O. Shifters, verbal categories, and the Russian verb // Selected writings of Roman Jakobson II. The Hague. Mouton, 1971, pp. 140–141 (First published in 1957).

  8. Буланин Л. Л. Русский глагол. Л., 1967.

  9. Шведова Н. Ю. Деепричастные обороты // Русская грамматика II. М., 1980, с. 181–183.

  10. Шмелев Д. Н. Русский язык в его функциональных разновидностях. М., 1977.

  11. Лыонг В. Т. Способы выражения орудийного значения в современном русском языке. Автореф. дис... канд. филол. наук. Минск, 1983.

  12. Ямшанова В. А. Инструментальность и субъектно-объектные отношения // Теория функциональной грамматики. СПб., 1992.

  13. Бахтин М. М. Проблема текста. Опыт философского анализа // Вопросы литературы. 1976, № 10, с. 137

  14. Бондарко А. В. Проблемы инвариантности/вариантности и маркированности / немаркированности в сфере аспектологии // Типология вида. М., 1998.

  15. Чернухина И. Я. Очерк стилистики художественного прозаического текста (факторы текстообразования). Воронеж, 1977.

  16. Гиро-Вебер М. Вид и семантика русского глагола // Вопросы языкознания. 1990, № 2, с. 102–112.

  17. Бондарко А. В. Глагольный вид в высказывании: признак 'возникновение новой ситуации'// Russian lingustics, 1993, № 16.

  18. Аристотель. Поэтика / Пер. на русск. // Сочинения, в 4 т. М, 1984, с. 645–680.

  19. Hopper H. J. Some observation on typology of focus and aspect in narrative language // Studies in language. 1979, V. 3, № 1.

  20. Лайонз Д. Введение в теоретическую лингвистику / Пер. с англ. Благовещенск, 1999.

  21. Виноградов В. В. Очерки по истории русского литературного языка XVII–XIX веков. М., 1982.
     

Доцент университета Киото Сингеё, канд. филол. наук
 

Текущий рейтинг: