Проверка слова:  

 

«Русский язык за рубежом», № 1, 2001 год

 

Московская этношкола

05.11.2002

О. Н. Каленкова

МОСКОВСКАЯ ЭТНОШКОЛА
 

О. Н. Каленкова
 

10 лет назад в столице появились первые классы первых этношкол.

Задачей «национальных» школ является изучение родного национального языка, национальной литературы, истории, культуры и традиций дополнительно к базовой общеобразовательной программе. Для этих школ Комитетом образования Москвы разработан обновленный вариант базисного учебного плана.

Последнее десятилетие характеризуется постоянно усиливающимся притоком в Москву нерусского населения из стран нового зарубежья и национально-государственных субъектов Российской Федерации. Вследствие этих миграционных процессов перед представителями всех этносов, населяющих Москву, встает дилемма, которая заключается в стремлении сохранить свою включенность в общероссийский социокультурный контекст, с одной стороны, и в стремлении не порывать с истоками своей национальной культуры — с другой. Выходом из возникшего противоречия могло бы стать построение такой системы образования, которая в своем содержании имеет национальный компонент, опирающийся на идеи полилога культур и полилингвизма.

В настоящее время в учреждениях с этнокультурным (национальным) компонентом изучаются языки, культура и традиции татар, евреев, русских, украинцев, армян, грузин, корейцев, литовцев, азербайджанцев, цыган, дагестанцев, поляков, немцев.

Идея эта представляется, безусловно, гуманной, мудрой и исторически справедливой. Она получает сегодня широкое воплощение и обязательно будет развиваться дальше, если сейчас, сегодня мы не отмахнемся от некоторых проблем, которые, на наш взгляд, существуют в школе с этнокультурным (национальным) компонентом образования и должны серьезнейшим образом обсуждаться.

Это прежде всего вопрос специфики преподавания русского языка как неродного. Проанализируем типичную языковую ситуацию, сложившуюся в национальной школе. Как правило, сюда приходят учиться дети, которые плохо или слабо владеют русским языком, которые в семье не слышат правильной, грамотной русской речи, что вполне естественно. Дома их родители стараются говорить с ними на родном языке, как минимум, по двум причинам: первая — это желание прививать ребенку любовь к родной речи, и вторая, не менее важная, — нежелание показывать своему ребенку образец неправильной русской речи. Где же эти дети должны выучить русский язык? Конечно, в школе. Причем выучить его так, чтобы никогда ни в какой ситуации не почувствовать себя неловко, не испытать горечи унижения, комплекса ущербности. Ибо речь человека является его визитной карточкой, речь человека — это отражение его воспитания, общей культуры, интеллектуального потенциала.

Как часто нам приходится сталкиваться с парадоксальной ситуацией, когда откровенно плохое владение языком, с головой выдающее иностранца, производит более выгодное впечатление, чем вполне свободная речь, страдающая большим количеством ошибок. Почему? Да потому, что первый воспринимается, как человек пусть плохо, но владеющий иностранным языком, а второй — как безграмотный. А ведь большинство нерусских детей разных национальностей будут жить в Москве, здесь работать, здесь строить семью. Где же, как не в школе должны они получить хорошее, надежное, полноценное знание русского языка?

Печальный опыт показал, что, как правило, учителя-словесники в национальных школах имеют весьма смутное представление о специфике преподавания русского языка нерусским детям.

Исследования, проведенные на базе некоторых московских школ — обычной общеобразовательной и так называемых национальных — показали, что в школах второго типа для подавляющего большинства учеников русский язык по сути является иностранным, и уровень владения им крайне низок. При этом не следует забывать, что на нынешний момент не существует и не предполагается никаких льготных требований к знанию русского языка в национальных школах. Все школы работают по единой программе, утвержденной Министерством народного образования, а следовательно, и требования к выпускникам национальных или многонациональных школ города Москвы в области общего образования, и русского языка в частности, не могут и не должны быть занижены. С каждым годом «языковая» ситуация усугубляется. А усугубляется она не по вине школьной администрации или педагогического коллектива, а по ряду объективных причин, которые обусловлены очень сложными политическими, экономическими и наконец, психологическими процессами, имеющими место в нашей стране. Вывод очевиден. Школы нуждаются в помощи немедленной. Возникает ряд вопросов, на которые ответить будет гораздо труднее, чем принести готовую программу. А вопросы это следующие: кто, как и когда будет по ней работать?

В этом году в Центре межнационального образования МИПКРО объявлен курс, который называется: «Специфика методики преподавания русского языка как иностранного». Главная цель этой программы — подготовить школьных словесников, людей, знающих специфику и бесчисленные нюансы школьного образования, к работе с учащимися, для которых русский язык является по существу иностранным. Никакой специалист извне не справится с этой задачей лучше опытного школьного словесника-русиста

В документах семинара в рамках Совета Европы «Интеграция общества. Роль образования и языка», который только что прошел в Риге, упоминается чуть ли не 200 моделей билингвального школьного образования. Да, их много, но которая из них наша, та, что позволит организованно и профессионально решить самые насущные языковые проблемы этношколы и сможет гарантировать:

 — ровный языковой контингент учащихся,
 — последовательное освоение школьной программы в полном ее объеме,
 — объективный контроль знаний учащихся,
 — объективный контроль качества работы педагогов,
 — соответствие содержания образовательного этнокомпонента концепции московского этнокультурного образования, которая предполагает не вытеснение одного языка другим, не развитие одной культуры за счет другой, но их плодотворное сосуществование и взаимообогащение.

Когда мы говорим о культуре межнационального общения, нельзя забывать о том, что главное средство человеческого общения — это язык. А коль скоро это так, то следует, вероятно, именно языку уделить серьезное внимание при обсуждении вопросов этнообразования, ни на минуту не забывая о том, что государственный язык — это не только символ государства, но и мощный инструмент интеграции общества.
 

Текущий рейтинг: