Проверка слова:  

 

Мир русского слова

 

Системная теория падежа и предлога в практике преподавания русского языка как иностранного (Статья вторая)

03.12.2002

А. Ф. Дремов

В опубликованной в предыдущем номере журнала первой части статьи мы коротко остановились на некоторых положениях системной лингвистики Гумбольдта — Потебни — Срезневского — Бодуэна — Мельникова и рассмотрели функциональные основания развития форм именительного и винительного падежа.
 

4. Дательный падеж

Кроме рассмотренных выше событий с участием агенса (инициатора, производителя действия) и пациенса (того, над кем или над чем производится действие), не менее типичны события, в которых получателем результата действия оказывается не сам агенс, а какое-либо другое лицо. Ср., например: Он хочет купить мороженое, т. к. любит его — Он хочет купить мороженое, т. к. его сын просит мороженого, т. к. хочет угостить сына).

В подобных событиях действие может достичь завершения лишь при условии, что в его осуществление будет также «вовлечен» еще один участник, специфика которого состоит в том, что выполняемое им действие представляет собой адекватную реакцию на действие агенса. Понятно, что такой, по-своему активный, участник не может быть назван ни пациенсом, ибо это — лицо, субъект, ни агенсом, поскольку не от него исходит инициатива. Данный участник, по-видимому, может быть противопоставлен субъекту агенсу и объекту пациенсу как субъект бенефициант.

Сложное событие с участием двух субъектов, один из которых является агенсом, а другой — бенефициантом, может быть описано двумя сообщениями, в каждом из которых будет назван лишь один субъект, как если бы он был агенсом, и его действие, направленное на общий для обоих событий объект. Различие же ролей агенса и бенефицианта в событии при этом будет отражено в содержании глаголов, обозначающих фактическую степень включенности каждого из них. Семантика этих глаголов естественно оказывается проявлением такой особой формы причинно следственных отношений, как «делать — иметь», т. е «агенс делает нечто, вследствие чего бенефициант имеет это». Например:

  1. Сестра кидает мяч. Брат ловит мяч;
  2. Я даю книгу. Друг берет книгу;
  3. Мать рассказывает сказку. Сын слушает сказку;
  4. Артист показывает фокус. Зрители смотрят фокус;
  5. Учитель объясняет теорему. Ученик понимает теорему;
  6. Я посылаю посылку. Родители получают посылкуи т. п.

Если степень взаимной осведомленности участников коммуникации продолжает снижаться, то все чаще ощущается необходимость информировать собеседника и о том, кто именно — если это не сам агенс — является бенефициантом описываемых событий, что в свою очередь неизбежно приводит к увеличению объема текстов, описывающих эти события. Следовательно, на определенном этапе развития грамматического строя номинативных языков возникает потребность в более четком выражении иерархии отношений агенса и бенефицианта, а во-вторых, складываются необходимые условия для сокращения этих текстов.

В результате создается более короткое сообщение, хотя и имеющее более сложную структуру. При этом причинно-следственные отношения, строящиеся на основе модели «делать — иметь», оказываются выраженными в формах имен, называющих агенс и бенефициант: инициатор действия «делать» (агенс) оформляется И. п., бенефициант -именем в специальной форме, т. е словоформой дательного падежа (Д. п.), а пациенс, как прямой объект обоих действий, посредствующий отношения между агенсом и бенефициантом, — В. п.:

1. Сестра кидает мяч. Брат ловит мяч.® Сестра кидает мяч брату;

2. Я даю книгу. Друг берет книгу. ® Я даю книгу другу;

3. Мать рассказывает сказку. Сын слушает сказку. ® Мать рассказывает сказку сыну;

4. Артист показывает фокус. Зрители смотрят фокус. ® Артист показывает фокус зрителям;

5. Учитель объясняет теорему. Ученик понимает теорему. ® Учитель объясняет теорему ученику;

Как мы видим, Д. п. так же, как и В. п., обеспечивает компрессию текста и четкую выраженность иерархии. В этом случае формально выраженным оказывается и то, что действие бенефицианта является специфическим следствием действия агенса. Поэтому значение морфемы Д. п. можно, по-нашему мнению, в самом общем виде определить следующим образом: «имеет нечто вследствие того, что агенс делает это» (или «имеет то, что делает агенс, и вследствие того, что агенс делает это»).

Ясно также, что Д. п. мог развиться только после того, как в языке уже сформировался В. п.

И, наконец, последнее. В свете сказанного становится понятным, почему мы взяли на себя смелость утверждать, что беспредложная словоформа Д. п., подобно беспредложной словоформе В. п., выполняет в предложении функцию прямого дополнения, соответствующего, однако, особому виду переходности. Действия агенса, называемые глаголами типа «делать» и имеющие следствием реакцию второго лица типа «иметь» (например, давать ® брать, посылать ® получать, загадывать ® отгадывать предлагать ® принимать, говорить ® слушать, сообщать ® воспринимать и т. п.), распространяются не на физическое тело субъекта, не на собственно его «существо», а на то, что в нашем понимании составляет его внешнее, так сказать, второе «Я». В результате такого воздействия происходит изменение внешней зоны субъекта бенефицианта: «он (теперь) таков, что имеет то, что ему сделал агенс». Например, из сообщения о том что референт подготовил доклад президенту, следует, во-первых, что доклад теперь есть (В. п., модель переходности «делать — быть»), и, во-вторых, что президент теперь имеет доклад (Д. п., модель переходности «делать — иметь»).

Обозначим субъект-фациенс символом S 2 (второй субъект события) и отметим, что роль бенефицианта в актах коммуникации отводится реципиенту — второму лицу «ТЫ».
 

5. Творительный падеж

По мере возрастания потребности во все более детальном и точном изображении события, а следовательно — и каждого его участника через описание выполняемого им действия, — возрастает среднее число случаев, когда бывает необходимо включить в сообщение информацию о таком особом участнике, без которого действие не может быть ни начато, ни развито, ни доведено до логического завершения.

Для того чтобы данный участник выполнял эту специфическую роль — «делал своим действием действие агенса возможным», — последний должен, на протяжении всего периода своего действия, оказывать на него совершенно определенное воздействие, суть которого может быть, по нашему мнению, описана формулой «делать >делать».

Поскольку этот участник так же, как и агенс, хотя и не по своей, так сказать, «воле», но все же «делает», — он может быть, в отличие от всех остальных участников назван фациенсом. Оба эти участника — агенс и фациенс — одновременно выполняют почти тождественные или сходные в определенном отношении действия, т. е «агенс делает, вследствие чего фациенс делает», или «агенс делает так, что фациенс делает [действует, функционирует]», или «агенс делает, фациенс делает»:

1) Лесник рубит березу. (Лесник делает так, что) Топор рубит;

2) Брат пишет записку. (Брат делает так, что) Карандаш пишет;

3) Делегация прибыла. Самолет прибыл;

4) Я поднимаюсь. Лифт поднимает(ся);

5) Пирог пахнет. Мед пахнет;

Текст состоит из двух сообщений о событиях, связанных причинно следственными отношениями вида «делать — делать», в результате создается более короткое высказывание, состоящее из одного, но более сложного в структурном отношении сообщения, агенс называется словоформой И. п., пациенс — В. п., а фациенс -специальной формой имени, т. е словоформой творительного ежа (Т. п.):

1) Лесник рубит березу топором;

2) Брат пишет записку карандашом;

3) Делегация прибыла самолетом;

4) Я поднимаюсь лифтом;

Аналогично истолковываются и другие, более сложные случаи употребления творительного падежа, когда, например, при названном действии параллельно и одновременно действующими, оказываются не агенс и фациенс, а два пациенса или два агенса (причем и в этих случаях действие фациенса является чем-то вроде зеркального отражения действия агенса ). Например:

5) Бригада выбрала Петрова депутатом. = Бригада выбрала Петрова. Бригада избрала депутата;

6) Его брат работает учителем = а) Его брат работает. Учитель работает;

Однако синтаксический и семантический параллелизм особенно ярко проявляется при сравнении. Именно поэтому Т. п. может широко использоваться в сравнительных оборотах и конструкциях:

7) Он смотрит на меня волком = а) Он смотрит на меня (так, как) на меня смотрит волк;

8) Он летит стрелой = а) Он бежит (так ,как) летит стрела;

Не менее очевидно указанная семантика Т. п. прослеживается в ставшем хрестоматийным примере:

9) Сад кишит пчелами (при равно возможном Пчелы кишат в саду).

Таким образом, мы приходим к выводу, что исходной системной функцией творительного падежа является обеспечение компрессии и формальной (морфологической) связности текста, состоящего из двух сообщений о событиях, находящихся в причинно следственных отношениях модели «делать — делать», а морфема творительного падежа, рассматриваемая обычно как наиболее «многозначная», в действительности представляет собой языковой знак, имеющий инвариантное синтаксическое по природе значение -«делает (вследствие того, что и/или то, что) делает агенс».

Смысловое содержание любого рассмотренного выше конкретного атомарного сообщения, например, такого, как топор рубит, представленного в свернутом виде словоформой топор ом, надлежит, по нашему мнению, интерпретировать как условие события Лесник рубит березу топором, причина которого названа глагольным сказуемым рубит, а следствие — формой винительного падежа берез у < береза рубится.

Например, являясь структурным элементом словоформы облаком, включенной в высказывания: а) Вершина горы закрыта облаком; б) Любоваться облаком; в)...Сизым облаком ты полетишь к родному дому; г) Облаком называют скопление сгустившихся в атмосфере водяных капель и ледяных кристаллов, морфема Т. п. служит средством «намека», во-первых, на общий для всех этих четырех случаев смысл «условие события», а во-вторых, уже через его посредство, и на четыре совершенно разных — ибо они обусловлены контекстом — смысла «субъекта», «объекта», «сравнения», «образа действия».

С нашей точки зрения, развитие Т. п. представляло собой не только очередной этап эволюции падежной системы, но, одновременно, и закономерный шаг в развитии категории переходности, ее переход на новую, качественно иную стадию. При таком подходе становится понятным употребление форм Т. п. при глаголах управлять, командовать, заведовать, руководить, дирижировать, владеть обладать, править и других, требующих после себя исключительно творительного, т. к. семантика их, так или иначе, содержит компонент «приводить в движение, побуждать действовать, заставлять или давать функционировать». Ведь, например, действия владеть и обладать, в отличие от иметь предполагают, прежде всего, использование чего-либо, приведение в действие в каких-либо целях (ср. :иметь язык и владеть языком, иметь шпагу и владеть шпагой. иметь талант и обладать талантом, иметь фабрику и Владеть, управлять фабрикой и т. п.).

Обозначим объект фациенс символом О 2.
 

6. Предлог и его функции в структуре предложения

Итак, все рассмотренные к настоящему моменту падежи таковы, что содержащаяся в них информация может быть выражена с помощью отдельного, самостоятельного предложения, подлежащее которого будет представлено формой именительного падежа существительного, а сказуемое — глаголом, называющим действие, инициированное агенсом.

В этом проявляется непосредственная включенность в событие, понимаемое как система согласованных и взаимоувязанных действий всех его участников или как их комплексное причинно-следственное взаимодействие.

В тексте характер этой включенности выражается за счет падежного варьирования. Однако если в текст, описывающий какое-либо из рассмотренных событий, до его компрессии необходимо ввести сообщение об участнике, роль которого в событии не может быть означена с помощью названия действия, то для компрессии средств описания наиболее типичных событий подобного рода в языке вырабатываются специализированные знаки — предлоги. Так, например, если в событии Я кидаю мяч брату произошли изменения: брат не желает более участвовать в игре и не реагирует на действие агенса, — то выполняемые им в этот момент действия перестают быть очередным этапом развития события, а значит — и следствием действия агенса. В результате изменившееся событие «распадается» на два самостоятельных и по этой причине уже не может быть корректно описано распространенным предложением с дополнением в форме Д. п. Оба эти события могут быть описаны как одно целостное лишь с помощью предлога: Я кидаю мяч к брату либо, с соответствующим изменением содержания, — в брата /через брата /за брата /над братом и т. д.

В аудитории продемонстрировать различие семантики предложных и беспредложных падежных форм можно при помощи довольно простого и даже забавного приема. Для этого вам потребуется всего лишь чистый лист бумаги, ручка, карандаш и немного терпения. Демонстрация будет состоять из следующих четырех событий.
 

Событие № 1

Сначала вы пишете на бумаге, например, карандашом какое-либо слово и просите студентов максимально точно, но без лишних деталей описать то, что вы делаете. Но сделать это они должны так, чтобы их воображаемый собеседник, с которым они могут общаться только по телефону, мог бы сам воссоздать полную картину всего происходящего. Ясно, что справиться с этим заданием можно при помощи либо а) текста, состоящего из атомарных сообщений Преподаватель пишет. Карандаш пишет. Слово пишется, либо б) одного распространенного предложения с единственным подлежащим и двумя дополнениями — Преподаватель карандашом пишет слово.
 

Событие № 2

Затем вы пишете слово, но теперь используете для этого не карандаш, а ручку и ставите перед студентами уже известную им задачу — описать развивающееся на их глазах событие, т. е. Преподаватель ручкой пишет слово.
 

Событие № 3

Далее, начинается кое-что не совсем обычное: вам предстоит написать все то же слово, одновременно используя и ручку, и карандаш. В результате у вас получится нечто похожее на Преподаватель ручкой и карандашом пишет слово.

А вот теперь мы подошли к тому, ради чего, собственно и заваривалась вся эта каша.
 

Событие № 4

Вы должны, как и в предыдущем случае, по-прежнему одновременно и параллельно держать в руке карандаш и ручку, но сдвинуть что-нибудь одно, например, ручку немного вверх, так, чтобы бумаги касаться мог лишь карандаш, — и опять написать им слово. Студентам придется изобрести новую вспомогательную часть речи, а именно — предлог (в нашем случае это — предлог с). Не буду злоупотреблять вашим терпением и перечислять те варианты, которые вам доведется услышать; в конечном итоге, должно получиться сообщение следующего вида: Преподаватель ручкой с карандашом пишет слово.

Таким образом, результирующее предложение, в состав которого входят предложно падежные формы имен, может рассматриваться как результат еще одной ступени компрессии, приводящей к образованию еще более распространенного предложения, в котором эти формы выполняют функцию не дополнений, а обстоятельств, описывающих внешние условия ядра события.

А в заключение этой части статьи приведем еще один — пожалуй, самый замечательный, — пример зависимости содержания сообщения от имеющейся в нашем распоряжении возможности варьировать предложные и беспредложные падежные словоформы, который, вследствие его удивительной прозрачности и ясности, позволим себе оставить без комментариев и разъяснений:

«Я к Вам пишу, чего же боле...»

Литература

  1. Гзгзян Д. М. Функция предлога в составе семантической структуры высказывания: Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1989.
  2. Дремов А. Ф. Категория падежа с позиций системной лингвистики в практике преподавания русского языка как иностранного // Русский язык и литература в общении народов мира: Проблемы функционирования и преподавания. Тезисы докладов и сообщений. Т. 1. М.: Русский язык, 1990.
  3. Дремов А. Ф. Категория переходности в свете системных воззрений на природу и организацию простого распространенного предложения // Теория и практика преподавания русского языка иностранным учащимся. Тезисы докладов на межвузовском научно практическом семинаре. М.: МГИМО, 1997.
  4. Дремов А. Ф. Природа значения и его место в семантической структуре языкового знака (некоторые теоретические уточнения) // И. А. Бодуэн де Куртенэ: ученый, учитель, личность. Доклады международной научно-практической конференции «Лингвистическое наследие И. А. Бодуэна де Куртенэ на исходе ХХ столетия » / Под ред. Т. М. Григорьевой. Красноярск: Изд-во КГУ, 2000.
  5. Дремов А. Ф. Структура семантики падежной морфемы в свете системных воззрений на природу языкового знака // Русский язык на рубеже тысячелетий. Материалы Всероссийской конференции РОПРЯЛ. СПбГУ, 2000 (в печати).
  6. Кудрявцев Ю. С. Семантика дательного падежа: косвенный объект или субъект? // Функциональная семантика языка, семиотика знаковых систем и методы их изучения. Тезисы докладов. Часть II. — М.: Изд-во РУДН, 1997.
  7. Курилович Е. Проблема классификации падежей // Курилович Е. Очерки по лингвистике. М .: Иностр. литература, 1962.
  8. Мартынов В. В. Категории языка. Семиологический аспект. М.: Наука, 1982.
  9. Мельников Г. П. Принципы и методы системной типологии языков. Автореф. дисс....докт. филол. наук. М., 1989.
  10. Мельников Г. П. Природа падежных значений и классификация падежей // Исследования в области грамматики и типологии языков: Сб. статей. М.: Изд-во МГУ, 1980.
  11. Мельников Г. П. Системная типология языков. Синтез морфологической классификации языков со стадиальной. Курс лекций. М.: Изд-во РУДН, 2000.
  12. Мельников Г. П., Дремов А. Ф. Уровни связности текста, актуальная предикация и падеж с позиций системной лингвистики // Синтаксис и стилистика: Сб. науч. тр. / Отв. ред. О. А. Крылова. М.: Изд-во УДН, 1984.
  13. Мразек Р. Синтаксис русского творительного (структурно-сравнительное исследование). Praha, 1964.
  14. Некрасов Н. П. О значении форм русского глагола. СПб., 1865.
  15. Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. М.: Учпедгиз, 1956.
  16. Русская грамматика, т. I-II. М .: Наука, 1980.
  17. Симонова И. А. Семантика и употребление дательного падежа имен существительных в русском языке: Автореф. дисс...канд. филол. наук. М., 1977.
  18. Степанов Ю. С. Проблема классификации падежей (Совмещение классификаций и его следствия). Вопр. языкознания, 1968.
  19. Якобсон Р. О. К общему учению о падеже. Общее значение русского падежа // Избранные работы. М.: Прогресс, 1985.
     

Текущий рейтинг: